Кто взрывал Россию в 1999

Moskva1990

Часто сталкиваясь в словесных баталиях с ярыми сторонниками «Єдиної Українi», можно услышать упреки наподобие: «Вот вы, русские, вспомните свою Чечню! Вы после Чечни не имеете права нас в чем-то упрекать!». Многие после этого теряются. А ведь и правда, полистав номер «Новой газеты» или послушав «Эхо», начинаешь задумываться: и там, и там антитеррористическая операция (АТО); и там, и там гибли мирные жители; и там, и там воевали за свободу, независимость и так далее. Так в чем же дело? Почему мы правы, а они нет?

Весомая часть информации о чеченском конфликте, которую можно найти в интернете – спекуляция, основанная на стремлении увести читателя от того, что лежит на поверхности, сместить акценты. Одна из вариаций расхожей поговорки отлично сюда подходит: «чтобы победила ложь, правде достаточно ничего не делать». Поэтому ваши оппоненты правы только в одном – «Чечню» действительно нужно вспоминать. «Чечню», во всех ее проявлениях. Все теракты и все разрушения. Всех, подорванных в своих же домах людей. Терроризм – это тот камень, о который разбивается вся аргументация того, кто осмелится сравнить Чечню и Донбасс, ведь вспомнить устроенные ополченцами теракты в Киеве, Львове, Виннице у него не получится. И тогда в ход идут спекуляции иного рода.

Спекуляции, цель которых поменять местами жертву и убийцу. Это не ново для нас. Есть такое понятие, как «реабилитация нацизма» и есть законодательный акт, ее запрещающий. Но если в нашей стране с реабилитацией нацизма мы боремся достаточно успешно, то с искажениями причин и итогов конфликтов в период новейшей истории дела обстоят гораздо хуже. Итак, заканчивая это затянувшееся вступление, мы переходим к рассказу о самых дерзких, неоднозначных и загадочных терактах 90-х. Взрывы жилых домов в 99-м. Москва, Буйнакск, Волгодонск. Некоторые из виновников до сих пор не пойманы, а другие – убиты. Множество версий и легенд породили те страшные события, вплоть до версии о личном участии Путина (в то время – директор ФСБ), как организатора этих акций, целью которых якобы было оправдание новой Чеченской кампании и увеличение собственного рейтинга. Мы обсудим все, в том числе и эту версию. А пока о самих событиях.

4 сентября

Рядом с пятиэтажным жилым домом № 3 на улице Леваневского был взорван грузовик ГАЗ-52 с примерно двумя с половиной килограммами взрывчатого вещества из алюминиевого порошка и аммиачной селитры. В результате взрыва погибли 64 человека, из них 23 — дети, 146 человек ранены. Второй грузовик был обезврежен.

8 сентября 1999 года

На первом этаже 9-этажного жилого дома № 19 по улице Гурьянова (Москва) произошёл взрыв мощностью 350 кг в тротиловом эквиваленте. Два подъезда дома № 19 были полностью уничтожены. Взрывной волной поврежден дом № 17. В результате взрыва погибли 100 человек, 690 человек получили ранения.

На 13 сентября был назначен день траура по погибшим при взрывах в Буйнакске и на улице Гурьянова и в 5 часов утра этого же дня – снова взрыв на Каширском шоссе. В полностью разрушенном доме погибли 124 человека и 7 получили ранения.

16 сентября

В городе Волгодонск Ростовской области рядом с девятиэтажным жилым домом № 35 по Октябрьскому шоссе взорвался грузовик со взрывчаткой. Погибло 18 человек, около 90 пострадало. Мощным взрывом повредило 37 соседних домов.

Как водится в таких случаях, появилось множество версий касательно исполнителей и заказчиков преступлений. Все они делятся примерно на две группы: первая – исламские радикалы, связанные с Аль-Каидой и вторая – оперативники ФСБ.
Начнем по порядку.

По результатам официального следствия пришли к заключению, что теракты были организованы и профинансированы известными террористами Эмиром аль-Хаттабом и Абу Умаром. Хаттаб лично занимался подготовкой боевиков для нападения на Дагестан. В основном группировки составляли иностранные наемники и бойцы «Исламской международной миротворческой бригады», связанной с «Аль-Каидой». Координацию и руководство Хаттаб вел из своего тренировочного лагеря в Чечне.
Почти все террористы были этническими карачаевцами, дагестанцами и арабами.

Почти все террористы (кроме Ачимеза Гочияева), причастные к взрывам домов были арестованы либо убиты в ходе операций силовых структур на Северном Кавказе и в Грузии.

Сторонники второй версии полагают, что взрывы домов осуществила ФСБ РФ, чтобы оправдать ввод войск в Чечню (чем-то перекликается с аргументами сторонников конспирологических теорий  об устроенном ЦРУ подрыве башен-близнецов), поднять рейтинг Путина, бывшего директором ФСБ, обеспечить его избрание президентом России. Что касается интересов разведки и ее руководства, то мотивы так же уместно сравнить с результатами теракта 11 сентября 2001-го, когда к 17 правительственным структурам, занимающимся разведкой прибавилось 1 271 правительственная организация и 1 931 частная компания, работающих над выполнением программ, связанных с разведкой, борьбой против терроризма, обеспечением безопасности США. В общем и целом это 854 тыс. человек, имеющих доступ к секретной информации. Несомненно, чтобы протолкнуть подобные проекты и финансирование для контроля за такой громоздкой системой необходим существенный прецедент. Чего стоит принятый вскоре после всего «Патриотический акт», развязавший руки АНБ в прослушке телефонов и санкционировавший вмешательство в частную жизнь. Вот только отличие в том, что после терактов 99-го, ничего подобного в России не случилось – ни одиозных законов, ни баснословного финансирования развед. структур.

И вот, закончив с чтением этой версии мы вдруг доходим до фамилии главного спонсора книги «ФСБ взрывает Россию» – Бориса Березовского.
Обвинения в его адрес российских правозащитников и следователей широко известны – от торговли оружием с теми же чеченскими террористами, до соучастия в похищениях с целью выкупа, заказных убийствах и так далее, и тому подобное, поэтому для разнообразия обратимся к иностранному журналистскому расследованию: «По мнению журналистки «Ле Монд» Софи Шихаб со ссылкой на анонимный источник, к финансированию отрядов экстремистов, напавших на Дагестан, был причастен Борис Березовский». Этот заказ отлично вписывается в версию о том, что «ельцинский клан» решил таким образом поднять рейтинг безопасного в то время Путина, человека, не запятнавшего себя в коррупционных схемах и способного обеспечить этому самому клану безопасность и комфортную жизнь. Но, как мы знаем, Березовский последние годы своей жизни доживал в Лондоне, где скончался при невыясненных обстоятельствах, а «ельцинский клан» был от власти оттеснен, и если рассматривать события конца 90-х, как клановую борьбу, можно сказать, что оппозиция в лице Примакова победила с приходом Путина. Итого, теракт осуществлён, но заказчики, если верить книге, проспонсированной Березовским своего не получили. Вероятно, все куда проще чем кажется, и если Березовский действительно участвовал в финансировании терактов, то делалось это с той же целью, что и похищения, и торговля оружием, то бишь личная выгода, однако не нам эту версию выдумывать. Вместо этого попробуем объяснить последний козырь в руках сторонников причастности спецслужб – так называемый «Рязанский инцидент»

22 сентября 1999 в районе девяти часов вечера житель Рязани Алексей Картофельников заметил незнакомцев, переносящих тяжёлые сахарные мешки из легковой машины в подвал. После взрывов жилых домов и организации гражданских патрулей, население пребывало в состоянии перманентной тревоги и бдительный Картофельников вызвал милицию. Приехавшие милиционеры обнаружили три мешка по 60 кг каждый, в которых нашли присутствие гексогена. Также были найдены электронные часы, изготовленные в виде пейджера, и три батарейки, соединённые проводами. Гильза от охотничьего патрона 12-го калибра, заполненная порохом должна была служить предполагаемым детонатором.

Пробные образцы содержимого в мешках оперативники попробовали подорвать на полигоне, но не получилось. Видимо, из-за отсутствия необходимого количества гексогена, либо из-за того, что гексогена не было совсем. Далее следственным отделением управления ФСБ России по Рязанской области было возбуждено уголовное дело по статье 205 часть 1 УК РФ (покушение на терроризм).

А через два дня Николай Патрушев (директор ФСБ) заявил, что ФСБ проводила в Рязани антитеррористические учения и что никакого гексогена, и ему подобных веществ в мешках не было.

Сторонники причастности ФСБ к терактам апеллирует к тому, что только бдительность гражданина Картофельникова спасла дом от взрыва, а также к тому, что силовые структуры вместо молниеносной реакции и заявления о том, что это действительно учения медлили два дня, пока точку не поставил директор ФСБ.

А теперь просто представим, как это происходит. Учения проводят оперативники спецслужб, грузят мешки в подвал и тут операция срывается, и на вызов приезжают ни о чем не подозревающие милиционеры. Оперативники скрываются, начинается выяснение обстоятельств. Скандал доходит до руководства ФСБ, которое, стоит отметить, централизованно проводило учения и проверки по всей территории страны. Руководство ФСБ начинает параллельное разбирательство, давая прессе сухие отговорки и вот через два дня, когда отчеты от горе-исполнителей получены, появляется возможность сделать заявления, но пресса уже сделала выводы, плюс интерес подогревают скандальные и плохие новости. И так родилась еще одна спекуляция.

90-е годы были одним из самых спорных периодов отечественной истории и вряд ли мы узнаем все составляющие этого дела, однако очевидные жертвы – российские граждане и очевидные убийцы – чеченские и арабские террористы – это две незыблемые составляющие, такие же незыблемые, как победа СССР во Второй мировой. И на этом спекулянты никогда не смогут сыграть, если только не перейдут к откровенной лжи, именно поэтому стоит вспоминать почаще эти, и многие другие события нашего исторического прошлого.