Мода на Россию

11
Мало кто задумывается, но у политики, литературы, экономики и кинематографии есть кое-что общее – мода. Не будем подробно останавливаться на том, что за всеми циклами Кондратьева, политэкономией и прочими фундаментальными законами стоит, прежде всего, человеческая предрасположенность к той или иной культуре поведения – менталитет, который в свою очередь формирует как экономическую, так и политическую специфику поведения целых наций. Именно в этой связи нас интересует тренд культурный.

А как мы определяем, что есть тренд? По наиболее ярким персонам, публично выступающим по тем или иным вопросам. Эти творческие люди по натуре своей бунтари. Пойти против системы всегда было привлекательно, возможно и поэтому мы видели Пушкина в рядах декабристов. Стиляги в СССР, хиппи в США и так далее – яркие примеры проявления контркультуры, модной культуры. За каких-то 20 с лишним лет, мир интегрировался настолько, что культура постепенно приобрела вид системы, глобальной «Системы» с джинсами, жвачкой и голливудской улыбкой. Против нее выступили разрозненные представители “андеграундовых течений”. Но все их признаки и атрибуты: от традиционных обычаев народов Севера, до верований в Папуа Новой Гвинее – больше не воспринимаются прогрессивным большинством, как самобытные, равноправные (по отношению к Англосаксонской) культуры. Мир «будущего» смотрит на них так, как смотрит забитый американцами туристический автобус, который приехал на экскурсию в африканскую деревню – как на экспонат, экзотику, которой нет места в этом мире «будущего». Но как уже говорилось – политическую и экономическую культуру человека и даже нации, определяет культура внутренняя

Личности и державы, на плечи которых выпала роль двигать англосаксонскую культуру, строить на ее основе глобальную мировоззренческую и идеологическую систему, выбирая себе врага геополитического (вместо того, чтобы изменить извечным амбициозным и устаревшим устремлениям обеспечить превосходство в мире любыми способами), выбрали себе и врага культурного. Нет, это не мировой заговор, не конспирология, в которую не верю ни я, ни кто-либо в нашей редакции. Это объяснимое, логичное поведение представителей альтернативной мировоззренческой базы и менталитета. Многие приводят в пример, доказывающий явно враждебное отношение западных политических элит по отношению к русским пресловутый «План Даллеса». Существовал он документально или нет, по факту, не имеет значения. Его основная идея находит отклик, когда хамон и пармезан ставятся выше Донбасса и Крыма. К чему я веду – сконцентрировав на Русском мире (будем называть его так, в альтернативу Англосаксонскому), казалось бы, только свои сугубо прагматичные стратегические интересы, доминирующая культура возвела этот самый Русский мир в ранг антикультуры. Это, если угодно, официальное признание и коронование. Весь Запад верит, особенно после заявления Обамы в ген. ассамблее ООН о русской угрозе, что мы – их главные враги, а весь остальной Мир думает, что враг моего врага – Русский мир. Но, учитывая специфику самого образования России как государства, и культурной интеграции народов ее населяющих, размывания малых народов со стороны Русского мира не происходит. Есть только англосаксонский молот, без русской наковальни. Мы не работаем вместе на благо глобализма. Неспроста, в Афганистане открывают русские культурные центры, а в Сирии вводят обязательное изучение русского языка. Мы – другая культура. Мы – против «Системы». Мы теперь мода. Революционная мода, которая так и манит бунтарей.

1

Оливер стоун, Жерар Депардье, Микки Рурк, Стивен Сигал и так далее, имен будет все больше. Кто-то из них поддержит Россию ради пиара, а кто-то ради личных убеждений, не о том речь, а о том, что среди творческой элиты, настоящей творческой элиты (к которой мы не относим Быковых, Шендеровичей, Макаревичей и им подобных, творчество которых неоспоримо, но до элиты не дотягивает, хотя им бы очень хотелось) наблюдается некоторый перелом, когда это показательное заступничество помогает удовлетворить всю жажду интеллигенции до справедливости и романтизма. Такие заслуженные мастера как Никита Михалков, Карен Шахназаров и Андрей Кончаловский нам это ярко демонстрируют.

2

С идеологической точки зрения, фундамент подготовлен идеальный. И, во многом, это ошибка западной пропагандисткой машины, которая постоянно подчеркивает, что санкции, меры и прочее направлены против России, против русской угрозы, русские – воплощение зла и так далее, тем самым, этих русских мобилизуя. Даже если это бунтарство и революционность против «Системы» не так справедливы, как показывают российские федеральные каналы, «Система» делает все, чтобы мы так считали, а каждое унизительное заявление о русской угрозе только усиливает чувство единения и добавляет нам союзников, ждавших своего лидера для восстания.

Но что-то мы делаем неправильно. Неправильно, потому что ощущение того, что ты под угрозой, под молотом, когда нашу традиционную ментальность атакуют со всех сторон, не заставляет нас искать, возрождать, развивать внутренний стержень. Гей-пропаганда, мультикультурализм, толерантность – все это элементы стандартизации и упрощения, которые, по идее, должны заставить нас искать выход. Но, вся нынешняя мода держится на обороне, а не на развитии. Как усиленно наши СМИ старались, когда Жерар Депардье посетил нас, как старались наши чиновники, подыскивая ему квартиру в Саранске. Как наши СМИ хватаются за каждое доброе слово, за каждый добрый комментарий из США, почему нас это волнует? Неужели нам не на что опираться? Вы скажете: «есть история». Да, безусловно, богаче и славнее, чем у большинства народов этой планеты, но в игре опять человеческая природа. Эти победы и эта слава нужны сейчас, история всегда выполняла вдохновляющую, если угодно, подталкивающую роль для будущих свершений. Людям нужен опыт побед. Вот почему огромную роль имел замысел Сочинской Олимпиады и присоединение Крыма в психологическом плане. Вот почему именно сейчас необходимо пользоваться мировой модой, имиджем мировых революционеров, предлагающих не иракскую демократию, а долгожданное «Иное». Но сейчас нужны не просто герои, не просто мастера кино, балета, музыки, не просто популярные лидеры как Путин, нужна активно развивающаяся культура во всех сферах жизни общества. Ведь кроме законсервированных традиционных ценностей, которые так любят евроскептики и тамошние консерваторы, нам предложить нечего. Есть только озвученная претензия на то, что «Русский мир» станет альтернативой нынешнему порядку. А раз мы строим альтернативу, надо отказываться от стандартных подходов к делам: от экономики и до политики. Но об этом в другой раз…