Региональная экономика (скованные одной цепью)

regioneconomy

Уже ни для кого не секрет, что тесное сотрудничество между странами в экономической сфере становится более выгодным предприятием, нежели существование поодиночке. Однако, что же такое на самом деле любое региональное торговое соглашение? Как работает данный механизм с юридической стороны, и какие нюансы он за собой скрывает. Ведь каждый желающий продать что-то за рубеж, как минимум, сталкивается с множеством попутных издержек, таких как пошлины на вывоз/ввоз, налоги, проверки, да и процесс объединения весьма сложный и многогранный. Мы решили разобраться в этом вопросе.

На данный момент практически все государства, за редким исключением, являются участниками, как международных торговых организаций, так и региональных экономических соглашений. Даже Монголия, которая до некоторого времени принципиально занимала нейтральную позицию, получила статус наблюдателя в Шанхайской организации сотрудничества и нацелена на вступление в нее в дальнейшем. Каждое региональное торговое соглашение регулируется всего лишь одной статьей ГАТТ (генерального соглашения по тарифам и торговле) номер 24, которую до сих пор сложно назвать доработанной. Вот основные выдержки из нее по части зон свободной торговли.

По нормам ГАТТ для создания ЗСТ (зоны свободной торговли) требуется:

1. Упрощение, либерализация торговли.

2. Устранение барьеров для вновь вступивших стран

3. Пошлины и ограничительные меры после создания ЗСТ должны быть заведомо меньше, нежели до объединения

4. Предоставление времени для формирования ЗСТ согласно всем его принципам. (В целом, на приведение отраслей нормам ЗСТ по законодательству ВТО дается 10 лет. На сферу сельского хозяйства больше).

5. Пошлины и другие ограничительные меры должны быть отменены в отношении всей торговли стран-участниц.

Если взглянуть на ситуацию в мире, то на данный момент порядка 84% всех РТС (региональных торговых соглашений) – это зоны свободной торговли. Но вот парадокс: если заглянуть в изначальный вариант 24-ой статьи ГАТТ, то можно обнаружить, что на тот момент не было четких положений, регулирующих зоны свободной торговли. Какова бы была картина мира, если бы “отцы” соглашения до сих пор не внесли это в статью. Также в ходе исследования данной статьи был обнаружен еще один нюанс. Согласно оной, ЗСТ – объединение двух или более таможенных территорий, в которых отменены таможенные пошлины и другие ограничительные меры регулирования торговли для практически всей торговли между составляющими территориями в отношении товаров, происходящих из этих территорий. Однако, если проследить международные договора последних 10-и лет, то можно заметить, что многие из них регулируют также и оборот услуг, интеллектуальной собственности, рабочей силы, инвестиций. Также соглашение должно касаться 90-80% всей торговли в принципе, иначе оно не будет иметь силы.

Практика показывает, что обычно соглашения подобного рода имеют чаще двусторонний характер, нежели многосторонний. Это обуславливается лишь тем, что с политической и технической стороны первое в разы проще и удобнее. Таким образом, можно настроить отношения между странами более тонко и индивидуально. Например, договориться о той же миграции рабочей силы, что нельзя сделать в многостороннем режиме, так как нормами ГАТТ это не регулируется. Тем более что многие страны и так уже имеют многосторонние соглашения на момент заключения договора. Такие экономические объединения как, например, ЕС имеют за счёт двусторонних договоров следующую особенность: любая страна еврозоны, установившая льготные условия торговли с третьей стороной должна предоставить еврозоне точно такие же полномочия. Это сделано для поддержания конкурентоспособности европейского рынка. Именно по этой причине, мне кажется нелепым предложение Германии о торгово-экономическом сотрудничестве с Россией. Также ЕС обезопасил себя законом, запрещающим устанавливать партнерство и сотрудничество со странами, с которыми до этого не было установлено соглашение о ЗСТ, что еще более подтверждает предыдущее предложение.

Вообще, ни что так хорошо не является примером действующего РТС, как Евросоюз, поэтому мы разберем его работу немного подробнее. Евросоюз использует особенную структуру экономических соглашений внутри себя. Например, он имеет крайне децентрализованную бюджетную политику. Бюджет ЕС равен лишь 1,24% ВНП всей Европы. Более того, решения по распределению этого бюджета ведутся лишь несколькими странами и направлены они скорее на существование самой организации, нежели на решение общенациональных проблем. Все это обуславливается, скорее всего, исторически сложившимся вектором создания организации, которая в своей основе ставила в приоритет создание общих рынков, свободное перемещение товаров, лиц, капитала. При этом политике в области макро регулирования никогда не уделялось особого внимания. Единственное, в уставе прописаны только бюджетные ограничения, которым должны следовать страны-участники, но нет указаний по поводу направления развития данного ограничения. Кстати, что же это за ограничения? Во первых, бюджетный дефицит стран не должен превышать 3%, а доля публичного долга страны не может превышать 60%. Согласно найденным данным за 1997-2008 гг, только три страны не нарушали оба эти ограничения: Люксембург, Финляндия и Словения. Остальные 13 нарушали оба эти ограничения. Ситуация за все время существования ЕС не сильно менялась в плане бюджета и таким образом многие эксперты считают, что он (бюджет) оказался самым негибким инструментом сообщества. Ведь с момента создания ЕС развивалось не как единый организм, а как не равноправное сотрудничество нескольких стран.

Расскажите о нас:

Если вам понравился материал, Вы можете поблагодарить Редакцию и автора, переведя символическую сумму