Сила Сибири. Газовый контракт России и Китая

Silasibiri

В мае 2014 года состоялось важное историческое событие: Россия и Китай подписали контракт о поставках газа сроком на 30 лет. Несмотря на то, что большая часть условий соглашения держится в секрете, ряд средств массовой информации уже представил общественности ряд тезисов, которые настаивают на невыгодности данной сделки. В этой статье мы попробуем их проанализировать и объяснить, какие преференции, а может и риски сулит этот альянс.

Первый тезис гласит, что реализации контракта на 38 млрд. кубометров газа и на 400 млрд. долларов в год будет предшествовать строительство дорогостоящей газодобывающей и транспортной инфраструктуры в Сибири и на Дальнем Востоке. Тут происходит некоторая подмена понятий: под словом “дорогостоящая” пытаются сказать “проект, который ударит по карману каждому налогоплательщику”. Но начнем с того, что проект все-таки реализуется частными компаниями и отрасль крайне привлекательна для инвесторов, об этом говорит и то, что тема была одной из центральных на Петербургском международном экономическом форуме. А в качестве исторического примера вспомним, что и Транссиб был дорогостоящим проектом, Александр III вряд ли полагал, что эта дорога во многом сыграет решающую роль при обороне Москвы в 41, когда были переброшены дальневосточные дивизии, без которых вряд ли бы случилось то, что случилось. Сочинская олимпиада, прошедшая с общепризнанным феерическим успехом: кто сейчас скажет, что лучше было бы не тратиться на Олимпиаду. И, на наш взгляд, очень сложно заметить в словах “строительство”, “транспорт” и “инфраструктура” негативный подтекст, но именно так это и преподносится. Стоит также учесть, что в отличие от Транссиба, который показал истинную значимость спустя полвека, строительство дорог, социальной инфраструктуры газопровода ведет к прямому улучшению условий жизни и является практическим решением освоения малонаселенных регионов страны. “Силы Сибири” пройдут через Якутию и Владивосток, и планируется также западное направление через Алтай, охват внушительный и однозначно говорит о целесообразности строительства.

Тезис второй – нерентабельность, ввиду того что Китай будет закупать газ по ценам, которые якобы еле-еле перекроют себестоимость добычи и транспортировки. Посчитаем сами. Средняя цена за 1000 кубометров 387 долларов для китайской стороны, для нас – 80 долларов добыча + 150 долларов доставка. Чистая прибыль 157 долларов (в зависимости от места добыче себестоимость выше, следовательно, и цена тоже). Важно, что цена на уровне среднемировых, так например Германии наш газ обходится в 380 долларов.
И наконец, тезис об общей нерентабельности экспорта газа в Китай, так как по большей части Поднебесная в качестве энергоресурсов использует уголь. Действительно, доля газа на энергетическом рынке Китая существенно меньше угольной, но, не только Россия преследует стратегические интересы и работает на перспективу, заключая эту сделку: мировые тенденции и развитие индустриальных держав подразумевают постепенный отказ государств от экологически грязных и труднодобываемых сырьевых ресурсов, и Китай не исключение. Но самый важный результат – это возможность широчайшего по сравнению с предыдущими возможностями выхода на весь Азиатско-Тихоокеанский рынок и прежде всего на Индию.

Чем же так знаменательно это событие для нашей страны в целом. Это выбор новых ориентиров. Закончилась эпоха слепого подражания Европе. Расширением спектра партнеров, Россия демонстрирует свою независимость на международной арене. Укрепление нашего присутствия на Дальнем Востоке и в Сибири – проблема, решение которой, теперь происходит прямо на наших глазах. А “самая большая стройка в мире” (прим. – речь о газотранспортной системе, социальной инфраструктуре и всех, сопутствующих проекту мероприятиях), по словам Владимира Владимировича, характеризует собой переломный момент в истории. Но такие предприятия всегда обусловлены рисками, главным из которых мне видится все более глубокий уход России в сырьевой бизнес. Одним из эффектов холодной войны было вливание огромного количества денежных средств в совершенствование вооружения, то же самое будет происходить и тут. Технологический прогресс и развитие в сфере газодобывающей промышленности станет еще более рентабельным и привлечет инвестиции. Успокаивает тот факт, что развитие газотранспортной системы будет сопровождаться и газификацией труднодоступных районов и как следствие – научно-технический прогресс затронет и социально-экономическую инфраструктуру. Отчасти изоляция и санкционная политика ряда западных стран, которые уже ограничивают нам импорт наукоемких технологий подстегнет отечественного производителя, хоть это и станет своеобразным призом за сокращение нашей доли в международном разделении труда. В любом случае, история с железным занавесом уже не повторяется, и экономической форум это ярко продемонстрировал (заинтересованность инвесторов в России). На этот раз мы увеличиваем угол обзора, не отводя глаз от Европы, которой в перспективе, возможно, даже скажем спасибо, за краткосрочное решение давно волновавших вопросов, как создание национальной платежной системы и развитие азиатского региона страны.