Дагестанский купол

dagkupol

Владимир  Познер как-то сказал одну очень интересную вещь, про то, что в России, если нас спрашивают “кто вы?”,  то с очень большой долей вероятности мы ответим – русский, бурят, коми, то есть, обратимся тем самым к своей национальности. И очень редко можно услышать – россиянин. Это даже как-то не звучит уже. Однако, задай такой же вопрос французу, или американцу, то вот они-то ответят иначе, первым делом обозначив принадлежность к своей стране, а именно – “я француз, я американец”. Да, безусловно, сказывается работа дедушки Ленина, когда тот нашу федеративную страну разделил по национальному признаку. Но не кажется ли вам, что в умах большинства русских есть сопряжение двух слов “русский=патриот”, а не “россиянин=патриот”, что парадоксально, ведь патриотизм это про страну и родину. Наверно, никто уже не верит, что кто-то кроме русских может также любить Россию. Наверно, это дошло уже до того, что сработала система «свой-чужой». Мы ведь видим, что некоторые регионы, особенно если там сильна национальная диаспора, обособляют себя от страны, стараясь жить для себя и прежде всего для своего народа. Однако на каждое правило есть исключение. И в данном случае – это республика Дагестан. Именно она, да.

Недавно наша делегация Центра социально-экономических и геополитических исследований посетила самый южный регион России с наблюдательной миссией на прошедшие выборы в Госдуму. Кто-то остался в столице Дагестана, кого-то отправили в Кизляр, Буйнакск. Я уехал в  Гергебиль. Это отдаленный горный район, который находится примерно в 100 км от Махачкалы на запад, и села которого полностью располагаются в горах: либо в их низинах, либо на самих склонах. Первое, что было понятно – горы – это совсем не то, что мы видим на картинках. Из за свойств любой камеры расстояние и размеры относительно смотрящего практически не передаются, поэтому мне сложно объяснить, какой размах и какие размеры имеют эти гиганты Скажу, что очень, очень большие. Забираться на каждую такую гору примерно 8 часов. Представьте, сколько можно пройти за это время.

Как и во многих домах на Кавказе, здесь также принято с крайним уважением относиться к своим гостям. Я бы даже сказал, что Дагестан – это рай для гостя. Здесь вам будут давать самую лучшую еду, лучший кров, полную безопасность и выполнят любое ваше желание, в пределах допустимого. Я быстро влился и чувствовал себя так, как дома никогда не чувствовал. Ко мне относились с большим почтением, постоянно кормили, узнавали как мои дела и что я хочу, предлагали показать все достопримечательности и красивые места, коих было слишком много. Мне удалось пообщаться со многими людьми: и с ветераном войны, который довольно тонко шутил, и с главой района, который любезно рассказал о том, что у них вообще есть, его замом, в прекрасном доме которого я и жил, с главой администрации, с которым много о чем успели поговорить, с главой милиции (да-да, у них милиция), который знал весьма много интересных местных легенд, с министром спорта – человек, что оказался крайне образованным, знающим отлично местную литературу, историю, а также прекрасно ориентирующимся в современных политических процессах.

Происходит какой-то слом матрицы. Ты постоянно стараешься найти подвох, изъян, подтверждение, ведь не просто же так с таким устрашающим количеством пропаганды о скверном характере дагестанцев встречается каждый русский. Особенно житель Москвы или других мегаполисов. Но не получается.

Знаете, поначалу было странно, неловко и немного страшно от столкновения с совсем другой культурой, навстречу с которой наложились еще и многочисленные стереотипы о дагестанцах. Но перечисляя всех тех людей, с которыми мне удалось познакомиться, (я не приписал здесь и некоторое количество ярких представителей местного населения) все возможные представления сразу рассыпаются. Происходит какой-то слом матрицы. Ты постоянно стараешься найти подвох, изъян, подтверждение, ведь не просто же так с таким устрашающим количеством пропаганды о скверном характере дагестанцев встречается каждый русский. Особенно житель Москвы или других мегаполисов. Но не получается. Разуму просто не за что зацепиться. Все, что ты видишь – это потрясающей красоты природа; все, что только существуют на Земле, овощи и фрукты, которые растут там просто везде (на столах в Гергебиле очень сложно было увидеть что-то не натуральное. Практически все там выращивают самостоятельно); приветливый и дружелюбный народ, весьма тихий в отношении приезжих. Более того, у меня состоялся разговор с одним помощником главы. Тот решительно  не понимал, откуда у русских такое отношение к дагестанцам и откуда берутся все эти стереотипы в интернете. И на какой-то момент я сам не смог ответить себе на этот вопрос.

Но потом ответил. Дело в том, наверное, что уезжать из родного Дагестана навсегда, в основном позволяют себе только те, у кого не получилось прижиться дома. Таких людей крайне мало, потому что институт семьи здесь развит очень сильно, никто никого на улице не бросает. Я слышал истории о том, как деньги на дом для погорельца собирали всем селом. Так вот, эти уехавшие дагестанцы – это совсем другие дагестанцы (как, в общем-то, и все, кто уезжает из тесного комьюнити) . Привычный образ жизни для них утерян, а принять новый уклад им, зачастую, совсем не хочется.

Те люди, что живут здесь, обожают свою страну. Здесь повально рвутся служить и защищать свою родину, здесь любят Владимира Путина, очень грустят, что развалился СССР, отлично знают историю своего народа, когда их предки первыми прикрывали русских солдат, чинили их технику, укрывали их, лечили раненых, в общем и целом – делали все для своей родины, что могли. И им не совсем понятно до сих пор, почему к ним относятся таким образом. Ведь они образчик того, как человек может одинаково любить свой народ и свой край, и так же сильно – всю свою страну. Одна проблема – об этом никто не знает. Нет туристических туров в Дагестан, нет прямой огласки происходящего в федеральных СМИ, никто не изучает в школах быт и обычаи народов Кавказа. Да и сами дагестанцы не сильно рвутся рассказывать всему миру о том, как у них что протекает. Вот и выходит, что этот регион обрастает стереотипами, в то время как мир не пытается разобраться в них, а Дагестан не особо стремится эти тезисы опровергать. Именно поэтому, нам, нужно «пойти в горы» и сделать первый шаг навстречу единому информационному пространству, в котором Дагестан будет ассоциироваться не с КТО, но с уникальной культурой и гостеприимством.

  • Gadzimurad

    Да тут сколько угодно можно пиарщиков, все равно всем только террористы интересны и только про них будут по телевизору показывать

  • Мухтар

    Неправда…люди ужи устали от всех этих бандитов, а вот про наши леса лиановые и каньоны никто не видел и не знает

  • Alexander Minin

    Мне кажется разбалансировка в освещении в Медиа уж слишком заметна, а Дагестан для всех “центральных” журналистов привычнее когда контекст касается террора или каких-либо происшествий. Подобную ситуацию надо срочно исправлять, чтобы не просто формировать объективную картину Дагестана, но и мотивировать население региона и страны на позитивную повестку.